Спасибо,

Наш менеджер

свяжется с Вами

Призёр Олимпийских игр Илья Кваша: о поражениях, второй маме и команде LIVE.LOVE Dive
Призёр Олимпийских игр Илья Кваша: о поражениях, второй маме и команде LIVE.LOVE Dive

Мне повезло. Весной 2019-го я попала в первый набор группы обучения прыжкам в воду LIVE.LOVE Dive. Для Киева это абсолютно уникальная программа, которая помогает взрослым людям побороть страх высоты, развить координацию движений и научиться летать! Но больше всего мне и всей команде повезло с тренером. Наш учитель — бронзовый призёр Олимпийских игр в Пекине, многократный чемпион Европы по прыжкам в воду, самый стильный спортсмен Украины Илья Кваша — оказался очень внимательным и заботливым наставником. Чтобы ближе познакомиться с легендарным прыгуном и рассказать вам его историю, я попросила Илью об искреннем интервью. Без секретов и сложных спортивных терминов.

И тут мне повезло в третий раз — он согласился.

Илья Кваша призёр Олимпийских игр

— Мне интересно, когда ты был ещё маленьким мальчиком, ты представлял себе, что станешь олимпийским призёром?

— Да, эта мечта появилась лет в 10. Тогда я понял, что хочу попасть на Олимпиаду. А более осознанно это было в 16 лет, когда я смотрел Олимпийские игры 2004 года в Афинах. Я тогда понял, что хочу туда, очень хочу.

— Помнишь, чьё выступление ты тогда смотрел?

— Да, конечно. Синхрон, трамплин три метра, прыжки в воду. Тогда греки феноменально стали олимпийскими чемпионами. Они были аутсайдерами, но так сложились обстоятельства, это спорт, попадали в лидеры. Китаец ошибся, потерялся в одном прыжке, сделал не тот элемент, который нужно было. В русском тандеме один из спортсменов зацепил ногами доску. Американцы спрыгнули, австралийцы прыгнули не очень, немцы не очень. В итоге греки выиграли.

Илья Кваша на тренировке LIVE.LOVE Diving:

— Сколько лет назад это было?

— Прошло уже 15 лет.

— И ты помнишь такие моменты! Удивительно. С какого возраста тебя отдали в школу? Ты туда сам захотел или это было решение родителей?

— Всё получилось случайно. Я жил в Николаеве. К нам на занятие по физкультуре пришёл мой первый тренер. Он раздавал приглашения в секцию прыжков в воду. Что такое прыжки в воду, никто толком тогда не понимал. Секция только открывалась, это было более 20 лет назад. А жили мы с родителями на окраине города. И каким-то чудом так совпало, что именно там построили бассейн. Если бы его построили в центре, я вряд ли попал бы в этот вид спорта. Пришёл я на пробное занятие… и не подошёл. Потому что у меня были проблемы и с координацией, и с общей физической подготовкой. Я хорошо помню этот момент. Как я горько плакал тогда. Подошёл к маме, а она пошла и попросила моего первого тренера Сергея Николаевича дать мне второй шанс, потому что у меня истерика. И мне дали месяц испытательного срока. В итоге этот месяц перерос в больше чем 20 лет и в любовь всей моей жизни.

— Потрясающе! Сколько тебе было лет?

— Восемь. А, я даже по возрасту не подходил, потому что начинать заниматься прыжками нужно с 5-6 лет, я поздно пришёл. Как оказалось, можно менять стереотипы. Можно и нужно.

— Это так мотивирует! Главное — желание.

— Желание и цель. Когда ты ставишь перед собой цель, ты должен её добиваться. Я вообще считаю, если ты чем-то занимаешься, нужно делать это хорошо. Либо вообще не делать.

— Скажи, пожалуйста, каким было твоё первое достижение, которым ты страшно-страшно гордился?

— У меня было первое поражение, которое я очень хорошо запомнил. Это были мои первые соревнования, ещё на местном уровне. И в этом турнире я проиграл. Совсем неудачно прыгал. Один из прыжков вообще сделал балла на два. Это были детские соревнования, там была всего парочка элементов. Два полуоборота и один спад. И вот спад спиной я на спину и сделал.

— Ого, наверное, очень больно было.

— Не очень, больнее было морально. Я очень хотел выиграть, а у меня не получилось, и я, конечно, очень расстроился. Но потом у нас где-то через полгода были следующие соревнования. Мы поехали в другой город. И вот тогда я выиграл.

— В этот полугодовой промежуток между поражением и победой ты тренировался усерднее, чтобы выбраться из моральной ямы?

— Да, конечно. Но это такой вид спорта, что ты можешь быть абсолютно готов, но всё равно может случиться, что ты неправильно исполнишь элемент. Я молчал, слушал тренера, во всё вникал. Проиграл-то я на местных, областных соревнованиях, а это мы уже на Украину готовились. И я понимал: Украина выше, и если я выиграю Украину — я молодец.

— Значит, то поражение не считается!

— Да. И тогда я выиграл. Мне подарили вазу для икебаны. Эта ваза до сих пор есть у моих родителей. Уже 21 год стоит. Тогда зима была, и я её как самый дорогой подарок вёз в руках перед собой. Даже не в пакет положил, просто в руках держал всю дорогу. Спал вместе с ней в поезде, чтобы ничего с ней не случилось. Когда шёл домой, родители были на работе, было скользко, и я упал. Но вазу из рук не выпустил. Сам ударился, но вазу не разбил и в итоге донёс её домой.

— Илья, тебе надо книгу написать. Я не шучу сейчас. Скажи, какой у тебя был самый сложный период в спортивной жизни?

— У меня таких этапов было несколько. Самый весёлый был, когда мне было 14 лет. Мы поехали на первый мой юношеский чемпионат Европы. И вся команда вернулась с медалями, а я без. Очень сильно расстроился, но это стало моей мотивацией работать ещё больше. И в следующем году на чемпионате Европы я всё выиграл! Я привёз две золотые и одну бронзовую медаль! Чуть-чуть поработал называется.

— Можно ли такие ситуации сравнить с трамплином? Ведь он вначале уходит вниз, но только для того, чтобы ещё выше тебя подкинуть.

— Тут главное не сломаться в тот момент, когда он идёт вниз. Дождаться нужного времени и выпрыгнуть вверх. Потом в 15-16 лет у меня был переходный возраст, когда мне хотелось гулять, быть как все, бросить спорт. Я начал прогуливать тренировки, у нас были школьные дискотеки… Три тренировки я прогулял, потом тренер позвонила моей маме. В итоге два месяца меня контролировали, когда я курсировал между домом и тренировками. Потом мозги стали на место, всё стало хорошо.

— Давай теперь к Олимпиаде перейдем. Как ты прошёл отбор? Я, наверное, никогда не пойму, что чувствует человек, который приехал на Олимпиаду и до его выступления 30 секунд…

— Мы сейчас об этом говорим, и у меня мурашки бегут по телу. Это было 10 лет назад, но это моя первая Олимпиада, и она самая запоминающаяся, конечно. Но всё по порядку! В 18 лет я удачно окончил свою юниорскую карьеру. У меня было две золотых медали чемпионатов Европы, две серебряных медали чемпионата мира. И я таким окрылённым юниором вошёл во взрослый спорт. Где я всем проиграл в свои 19.

— Ты опять?

— Да. Там ребята были сильнее. Мне 19, ребятам по 25-27. Уже опытные, титулованные. Но опять же просто пришлось больше работать. И в 20 лет я выиграл первый взрослый чемпионат Европы и первую серебряную медаль. Я проиграл тогда только самому титулованному прыгуну в истории прыжков в воду. Это Дмитрий Иванович Саутин. У него 8 олимпийских медалей. Это человек-феномен.

— И смотри, опять сработал эффект трамплина. Он у тебя всю жизнь, похоже.

— Да, он меня на дно сначала погружает, а потом выбрасывает.

— Главное, оттолкнуться хорошо.

— Да. В 20 лет, когда мы приехали на Олимпиаду… В ночь перед финалом я фактически не спал, не получалось. Потому что сердце вылетает всё время, начинает трусить, ты чувствуешь, какая большая ответственность на тебе. Только сейчас или никогда. На финал мы с напарником попали уже варёные от переживаний. Леша Пригоров, с которым мы прыгали, как-то чуть-чуть спокойнее это всё переживал. А я вообще… На тренировках у нас ничего не получалось. Остаётся полчаса до финала, а мы не прыгаем, а бьёмся об воду. Что делать — непонятно. Было принято решение нас на тренировках разделить. Тренер так почувствовала, Татьяна Иосифовна Марьянко. Она стратег. Женщина, которая взяла меня тренировать в 10 лет, и мы с ней прошли путь в практически 20 лет моей спортивной карьеры. Это как вторая мама.

— Спортивная мама.

— Да, спортивная мама. Она знает обо мне, наверное, даже больше, чем моя собственная мать, про какие-то тонкости характера. На Олимпиаде мы размялись, и она говорит: «Так, ребята, просто получайте удовольствие от того, что вы делаете». Мы думаем: «Ну ладно, не наругали, классно». Я тогда Лёхе говорю: «Ну что, погнали, нам всё равно нечего терять». И всё! Мы начинаем прыгать, прыжок за прыжком, и в итоге после финального прыжка высвечивается, что мы третьи! Выигрываем у титулованных пар из Канады, Америки! То есть у ребят, которые уже прошли очень много соревнований, были фаворитами. Мы на самом деле боролись даже за серебряную медаль, там чуть-чуть нам не хватило. Вот в тот момент мы вообще не поняли, что произошло.

— Когда ты очнулся, пришёл в себя и вдруг осознал, что произошло?

— Наверное, когда уже вышел из бассейна. Я даже помню, как это было. Потом мы стояли на пьедестале. Олимпийский пьедестал ни с чем не сравним. Это тот пьедестал, наверное, ради которого вообще живут спортсмены! Этот миг осознания, что не зря ты вставал с самого детства в половине шестого утра, шёл на тренировки. Слёзы катятся по щекам. Потому что ты понимаешь, что вот она, самая заветная медаль. Ради неё вообще стоило заниматься профессиональным спортом.

— Ради которой мама, когда тебе было восемь, уговорила тренера тебя взять. Ради той секунды, когда всё началось.

— Да. Осознание того, что всё случилось, пришло, наверное, в тот момент, когда мы вышли на улицу, а там нас уже ждали наши журналисты. Тогда со всех украинских телеканалов нас встречали, хотели взять интервью. А мы же молодые, зелёные, не понимаем вообще, что происходит: что говорить, куда говорить, как говорить. Потом прибежал допинг-офицер, забрал нас. Потому что непонятно, что это за парни из Украины, которые приехали аутсайдерами, а в итоге забрали медаль.

— Да, вот это здорово! Илья, давай поговорим о твоём пути к тренерству. Помнишь своих первых учеников?

— Подсказывать нашим молодым прыгунам в воду я начал, когда ещё тренировался сам. Вижу, что ребята молодые прыгают, а у них не получается. Я и объяснял с позиции того, как сам прыгаю, чувствую, вижу. Достаточно было пару слов сказать, и ребята исполняли тот или иной элемент удачно. Конечно, я это по-тихому делал, чтоб тренеры не обижались. И ребятам говорил: «Вы не говорите, что я вам там что-то подсказываю». Ну, у каждого же есть свои какие-то амбиции. А тренерскую деятельность по большому счету я начал только сейчас. Первая группа — это вы. Вот, вы пришли с нуля, и с каждой тренировкой мы всё лучше и лучше пытаемся прыгать.

— Я вчера тебя фотографировала, потом смотрела на фото. У тебя такой взгляд! Когда ты смотришь на человека, который стоит на вышке и собирается прыгнуть, у тебя взгляд, будто ты смотришь чуть ли не на своего ребёнка. Что ты чувствуешь, когда учишь людей?

— Я же, во-первых, хочу, чтобы люди получали удовольствие от того, что делают. Во-вторых, для меня важно, чтобы человек не ударился, поэтому я и переживаю постоянно. Плюс, конечно, хочется просто, чтобы у всех всё получалось. Те эмоции, когда у человека что-то выходит, это очень круто. Возьмём нашу Наташу (смелую девушку, у которой не сразу получалось прыгать спадом вниз головой. — авт.), которая пришла на первую тренировку, и она не могла погрузиться в воду, а вчера она уже прыгала с пары метров, и она такая счастливая была.

— Так мы все за неё счастливы были! А ты какие-то принципы для себя вырабатывал перед тем, как взять группу?

— Мы работаем по той системе, по которой я тренировался больше 20 лет. Но поскольку у нас аматорская лига, приходится немножечко перестраиваться по ходу, проводить тренировки не так жёстко. Нас в детстве, например, и растягивали через боль, и много чего ещё делали. Но у нас с вами другие задачи. Поэтому я сейчас эту систему перестраиваю под тотальную радость от тренировок.

— Можно сказать, что мы идём не через боль, а через интерес?

— 100%! Мы сейчас идём через интерес и через азарт, я бы сказал. Я вижу, как у меня команда загорается. Например, когда я вас из бассейна вывожу: «Всё, давайте заканчивать!» А герои программы такие: «Ой, нет, ещё парочку прыжков!» Мы же договорились по контрольному! (Смеётся.) А смотришь, люди быстренько на вышку подымаются, лишь бы прыгнуть. Но это круто. Классно, когда приходят люди с желанием, с интересом, хотят научиться чему-то новому.

Если вы тоже хотите почувствовать дух командных тренировок, драйв и счастье полёта, то скорей записывайтесь в группу LIVE.LOVE Diving. Поспешите, эта программа пользуется большой популярностью, места в команде заканчиваются быстро.

А если у вас остались вопросы, то прочитайте нашу FAQ-статью о прыжках в воду или напишите нам в Facebook!

Пробуйте что-то новое, ничего не бойтесь и помните о принципе жизненного трамплина! Даже если сейчас вам кажется, что вы внизу, возможно, это просто разгон для высококлассного прыжка. 😉

Avatar

Kate Sench

Головна редакторка LIVE.LOVE, 10 років в медіа. Люблю біг, плавання та стрибки у воду. Фінішувала Spartan Race Super, хочу спробувати Swimrun.

Все статьи автора
Другие статьи по теме: